Статьи и советы:

Вернуться на главную

Сравнительный взгляд на доктрины РПЦ и мусульман о правах человека

Сравнительный взгляд на доктрины РПЦ и мусульман о правах человека

В июне 2008 г. Русская православная церковь (РПЦ) на архиерейском соборе утвердила в качестве канонического документа «Основы учения Русской православной церкви о достоинстве, свободе и правах человека». Этому предшествовали многочисленные публикации и выступления представителей церкви, в которых говорилось, что это будет нечто новое, чуть ли не сенсация, в своем роде «консервативное осмысление» прав человека. Оппоненты боялись, что церковь вновь позовет всех во времена феодализма. Однако вышел довольно скромный документ. Даже беглое сравнение его с Декларацией о религиозной свободе Римско-католической церкви говорит не в его пользу. Разумеется, у нас есть возможность сравнить его с некоторыми мусульманскими документами на эту тему.  

 

1. Учение РПЦ в контексте христианства

 

Рассматриваемое нами учение о правах человека выдвинуто и одобрено только Русской православной церковью (РПЦ), т. е. действует только в приходах ее юрисдикции. Вселенский патриархат, а также другие поместные православные церкви подобных учений не принимали и официально о них не высказывались. Другие христианские церкви имеют по этому поводу свои учения.

 

Самая многочисленная среди христиан Римско-католическая церковь в свое время позитивно отнеслась к принятию Всеобщей декларации прав человека и не подвергает сомнению самый институт прав человека, критикуя в основном как раз отсутствие в ряде стран прав человека и религиозной свободы. Эта церковь сама выступила инициатором и автором ряда документов о религиозной свободе, включая и принятую Вторым Ватиканским собором Декларацию о религиозной свободе. Эти документы во многом повторяют и даже детализируют с позиций христианского мировоззрения светские нормы о свободе совести и религии. Что касается протестантов, то многие из них сами инициировали и участвовали в разработке Всеобщей декларации прав человека и в основном поддерживают этот документ.

 

Основой учения о правах человека является учение о самом человеке. А представления о том, что есть человек, у разных групп людей сильно разнятся, и если обосновать учение о правах человека библейским учением о человеке, то оно не будет принято не только нерелигиозными людьми, но и мусульманами, буддистами и т. д., да и иудеи имеют весьма отличную от христиан трактовку Торы. Чтобы договориться со всеми людьми доброй воли, необходимо вычленить общее для всех в понятии человека, а разницу вынести за скобки самой Декларации. Всеобщая декларация потому и является всеобщей, что рассчитана на всех и каждого, независимо от вероисповедания, национальности, этнических традиций и т. п. Она избегает мировоззренческих споров о понятии человека, довольствуясь эмпирически очевидным фактом самосознания homo sapiens и теми границами суверенитета личности, которые не нарушают границ суверенитета других личностей. Учение о благе человека реализуется людьми на основе собственных представлений, но строго в рамках этого суверенитета.

 

Благодаря этому каждый вправе реализовывать свои религиозные или моральные требования и идеалы, как ему угодно, верить в «святую Русь», «третий Рим», «всемирный халифат», но с единственным ограничением – без принуждения к этому других людей, без ущемления их прав, без отрицания их права реализовывать свои идеалы по-своему.

 

Это всеобщий минимум прав личности и одновременно ее максимальный суверенитет, на который остальные личности, как и коллективы личностей, не вправе покушаться. В этом новаторство Всеобщей декларации, ибо раньше различные коллективы, кланы, корпорации людей настаивали на приоритете своего корпоративного (например, сословно-дворянского) права над правами других корпораций и отдельных личностей. По сути, до прав личности дело и не доходило, а речь шла, скорее, о приобретении и защите привилегий одних перед другими. Потому ранее и не удавалось выработать подобный документ для всего человечества.

 

Здесь же права личности утверждаются фундаментально, что не противоречит базовым принципам монотеистических религий, поскольку Творец создавал каждую личность как самостоятельное и ответственное за свои поступки существо. Коллективные права, права корпораций – это не более чем договорные отношения между людьми, и договор между двумя не должен нарушать прав третьего.

 

Поэтому критика понимания прав человека, как оно сложилось в основополагающих документах международного права, возможна только при обнаружении определенных изъянов или неясностей в тексте, позволяющих ущемить в правах кого-либо. В ином случае это будет не критика, а просто отвержение по сути самой идеи, что иноверцы и инакомыслящие могут иметь равные с представителями данной религиозной общины права.

 

РПЦ никаких изъянов в тексте Всеобщей декларации прав человека не отмечает, приводя примеры нарушений прав христиан в жизни, т. е. речь де-факто идет не о юридическом ущемлении права человека, а о правоприменительной практике. Нигде Всеобщая декларация не призывает ущемлять религиозное мировоззрение и образ жизни и нигде не агитирует за гомосексуализм и прочие пороки! Давайте все же объективности ради засвидетельствуем этот очевидный факт.

 

А вот там, где на уровне местных законодательств пытаются вводить обязательное позитивное изучение разных извращений, имеет место выход за рамки Всеобщей декларации. Ведь почти все международно-правовые документы дают право национальным законодательствам ограничивать права и свободы человека «в целях защиты общественной морали», потому никто не вправе лишить национального законодателя вводить некоторые ограничения – просто важно, чтобы это был закон для всех.

 

2. Учение РПЦ о правах человека не носит всеобщего характера

 

Уже в преамбуле своих «Основ учения о достоинстве, свободе и правах человека» РПЦ критикует применение современного института прав человека за то, что они «зачастую принуждают» христиан отказываться от христианства. В качестве альтернативы РПЦ выдвигает православно-христианское учения о человеке как о существе «греховном». Тем самым происходит противопоставление принципа всеобщего согласия в понимании прав человека как минимального и нерушимого суверенитета личности принципу пониманию прав человека в рамках веры приверженцев одной из конфессиональных структур:

 

«В современном мире значительное распространение получило убеждение, что институт прав человека сам по себе может наилучшим образом способствовать развитию человеческой личности и организации общества. При этом со ссылкой на защиту прав человека на практике нередко реализуются такие воззрения, которые в корне расходятся с христианским учением. Христиане оказываются в условиях, когда общественные и государственные структуры могут принуждать, а зачастую уже принуждают их мыслить и поступать вопреки Божиим заповедям, что препятствует достижению самой важной цели в жизни человека – избавлению от греха и обретению спасения. В этой ситуации Церковь призвана напомнить основные положения христианского учения о человеке и оценить теорию прав человека и ее осуществление в жизни».

 

Рассмотрев понятие достоинства человека как нравственной категории, церковь констатирует: «Согласно православной традиции, сохранение человеком богоданного достоинства и возрастание в нем обусловлено жизнью в соответствии с нравственными нормами, ибо эти нормы выражают первозданную, а значит истинную природу человека, не омраченную грехом. Поэтому между достоинством человека и нравственностью существует прямая связь. Более того, признание достоинства личности означает утверждение ее нравственной ответственности…

 

Отвергнув Бога и опираясь только на себя, первые люди попали под власть разрушительных сил зла и смерти и передали эту зависимость своим потомкам. Злоупотребив свободой выбора, человек утратил другую свободу – свободу жизни в добре, которую он имел в первозданном состоянии… Обретение свободы от греха невозможно без таинственного соединения человека с преображенной природой Христа, которое происходит в Таинстве Крещения (Рим. 6, 3–6; Кол. 3, 10) и укрепляется через жизнь в Церкви – Теле Христовом (Кол. 1, 24)… О том же свидетельствует практический опыт великого сонма святых мужей и жен, подвизавшихся духовным подвигом и подтвердивших возможность преображения жизни каждого человека».

 

Тем самым в документ о правах человека вводится понятие передаваемого как бы по наследству первородного греха, «преображенной природы» Иисуса Христа (мир с ним), церковных таинств, института монашества. И это сразу же отдаляет данное учение от мусульман и иудеев, которые не усматривают в Торе указаний на существовании наследственного «первородного греха» и имеют иные воззрения на природу Иисуса, таинства и монашество. Однако, как видно из текста, для рассматриваемого нами документа упоминание первородного греха имеет принципиальное значение:

 

«Свобода выбора не есть абсолютная и конечная ценность. Она поставлена Богом на службу человеческому благу. Осуществляя ее, человек не должен причинять зла самому себе и окружающим. Однако, в силу власти греха, свойственного падшей человеческой природе, никакое человеческое усилие недостаточно для достижения подлинного блага. На своем примере святой апостол Павел свидетельствует о том, что свойственно каждому человеку: “Не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю... Уже не я делаю то, но живущий во мне грех” (Рим. 7, 15–16). Следовательно, человеку не обойтись без помощи Бога и тесного соработничества с Ним, так как только Он является источником всякого блага».

 

Не оспаривая конфессиональной трактовки цитаты из послания апостола Павла как компонента внутрицерковного учения, мы не можем оставить незамеченным, что эта фраза применительно к всеобщему согласию о правах каждого человека вызывает у нас серьезные вопросы. Все же корректнее было говорить не о «каждом человеке», а о «каждом члене РПЦ», которым адресован данный документ. Мусульмане руководствуются Законом Бога и, при чистоте намерения, и хотят добра, и делают добро, и зло не имеет над ними никакой власти, если они сами не призовут его и не будут придавать Аллаху сотоварищей. …

 

3. Тени клерикализма

 

Следующий тезис РПЦ – это утверждение, что без участия в таинствах церковных человек не сможет победить зло, а не победив зло, вообще утрачивает свободу выбора, так что никакие декларации прав человека тут не помогут:

 

«Те, кто не желает расставаться с грехом, отдают свою свободу дьяволу – противнику Бога, отцу зла и несвободы. Признавая ценность свободы выбора, Церковь утверждает, что таковая неизбежно исчезает, когда выбор делается в пользу зла… Слабость института прав человека – в том, что он, защищая свободу выбора, все менее и менее учитывает нравственное измерение жизни и свободу от греха. Общественное устройство должно ориентироваться на обе свободы, гармонизируя их реализацию в публичной сфере. Нельзя защищать одну свободу, забывая о другой. Свободное стояние в добре и истине невозможно без свободы выбора. Равно и свободный выбор теряет свою ценность и смысл, если обращается ко злу».

 

Однако же Всеобщая декларация прав человека не запрещает религиям проповедовать в обществе нравственное измерение, а наоборот – гарантирует им такое право, чего не гарантирует ни один диктаторский режим. Либо свобода есть для всех, либо ее нет совсем, и тогда должен быть некий посредник, некий «великий инквизитор», кто будет определять, кому давать слово для проповеди, а кому нет, и этот посредник как в диктаторском обществе, так и при коррумпированном капиталистическом укладе будет думать не об истине, а о выгоде для себя. И такое «нравственное измерение» быстро превратится в свою противоположность.

 

Далее в «Основах учения…» все более начинает проявлять себя клерикалистский подход: «Права человека не могут быть выше ценностей духовного мира… Христианин ставит свою веру в Бога и свое общение с Ним выше собственной земной жизни. Поэтому недопустимым и опасным является истолкование прав человека как высшего и универсального основания общественной жизни, которому должны подчиняться религиозные взгляды и практика. Не являясь Божественным установлением, права человека не должны вступать в конфликт с Откровением Божиим. Для большей части христианского мира наряду с идеей личной свободы не менее важна категория вероучительной и нравственной традиции, с которой человек должен согласовывать свою свободу. Для многих людей, живущих в разных странах мира, не столько секуляризованные стандарты прав человека, сколько вероучение и традиции обладают высшим авторитетом в общественной жизни и межличностных отношениях».

 

Права человека регулируют взаимоотношения людей в обществе, т. е. по горизонтали, а не отношения людей с Божественным миром, т. е. по вертикали! По-видимому, эта методологическая ошибка и определила характер «Основ учения». И в чем здесь может быть «принуждение» верующих? Разве требование не принуждать другого в вопросах мировоззрения само по себе есть принуждение?

 

И вот очевидное проявление клерикализма, когда иерархические религиозные структуры ставятся над остальным обществом независимо от религиозной принадлежности его членов:

 

«В Православии неизменно присутствует убежденность в том, что общество, устрояя земную жизнь, должно учитывать не только человеческие интересы и желания, но и Божию правду, данный Творцом вечный нравственный закон, действующий в мире вне зависимости от того, согласна ли с ним воля отдельных людей или человеческих сообществ».

 

А судьи кто? Одна группа людей считает, что общество должно учитывать такой-то закон, а другая группа – что другой, а третья – что каждый сам пусть решает, чем ему руководствоваться, и не принуждает ни к чему других. С этого Всеобщая декларация и началась, и от этого мы вдруг начинаем возвращаться к корпоративным привилегиям.

 

Далее РПЦ говорит о нарушениях прав и свобод человека применительно к верующим, т. е. отклонениях правоприменительной практики я ряде регионов мира. И это – общее, что объединяет христиан, иудеев и мусульман:

 

«Разработку и применение концепции прав человека необходимо согласовывать с нормами морали, с нравственным началом, заложенным Богом в природу человека и опознаваемым в голосе совести.

 

Права человека не могут быть основанием для принуждения христиан к нарушению заповедей Божиих. Православная церковь считает недопустимыми попытки подчинить взгляд верующих на человека, семью, общинную жизнь и церковную практику безрелигиозному пониманию прав человека...

 

Церковь усматривает огромную опасность в законодательной и общественной поддержке различных пороков – например, половой распущенности и извращений, культа наживы и насилия. Равно недопустимо возведение в норму безнравственных и антигуманных действий по отношению к человеку, таких как аборт, эвтаназия, использование человеческих эмбрионов в медицине, эксперименты, меняющие природу человека, и тому подобного.

 

К сожалению, в обществе появляются законодательные нормы и политические практики, которые не только разрешают подобные действия, но и создают предпосылки для их навязывания всему обществу через средства массовой информации, системы образования и здравоохранения, рекламу, сферу торговли и услуг. Более того, верующие люди, считающие эти явления греховными, принуждаются признавать допустимость греха или подвергаются дискриминации и преследованиям».

 

С этим согласится и любой мусульманин, в умме такая критика звучит значительно жестче. Как и со следующими тезисами:

 

«Права человека не должны противоречить любви к Отечеству и к ближним. Любовь к своей семье и другим близким людям не может не распространяться на народ и страну, в которой человек живет».

 

РПЦ утверждает: «Признание прав индивидуума должно уравновешиваться утверждением ответственности людей друг перед другом. Крайности индивидуализма и коллективизма не способны служить гармоничному устроению жизни общества».

 

По данному вопросу мусульмане имеют значительно более определенную позицию: Аллах творит человека и делает его ответственным за его пребывание на земле. Права – это средство для реализации ответственности! Каирская декларация прав и свобод человека в Исламе говорит в статье 1:

 

«a) Все люди образуют одну семью, члены которой объединены повиновением Господу и являются потомками Адама. Все люди равны в основополагающем человеческом достоинстве и основополагающих обязательствах и обязанностях без кого-либо различия по признаку расы, цвета кожи, языка, пола, религиозной веры, политических взглядов, социального положения и других оснований. Подлинная вера является гарантией повышения такого достоинства в процессе совершенствования человека.

 

b) Все люди есть слуги Господни, и наиболее любимы им те, которые наиболее полезны остальным его слугам, и никто не имеет превосходства над другими людьми, разве что в благочестии и добрых делах».

 

Если говорить о позиции верующих, то здесь всё должно быть увязано с Божественным планом! Объединяющим моментом можно считать следующие тезисы РПЦ:

 

«Под предлогом защиты прав человека одним цивилизациям не следует навязывать свой уклад жизни другим. Правозащитная деятельность не должна служить политическим интересам отдельных стран. Борьба за права человека становится плодотворной тогда, когда она служит духовному и материальному благу личности и общества.

 

Реализация прав человека не должна вести к деградации окружающей среды и истощению природных ресурсов».

 

Вопрос свобод религиозного выбора, свободы совести в «Основах учения…» РПЦ выражен в довольно неясных формулировках:

 

«Дар свободы выбора опознается человеком прежде всего в возможности выбирать мировоззренческие ориентиры своей жизни… Принцип свободы совести находится в гармонии с волей Божией, если защищает человека от произвола по отношению к его внутреннему миру, от навязывания ему силой тех или иных убеждений… Вместе с тем “утверждение юридического принципа свободы совести свидетельствует об утрате обществом религиозных целей и ценностей” (ОСК, III, 6)».

 

Сравним это с католической доктриной, п. 2:

 

«Настоящий Ватиканский Собор заявляет, что человеческая личность имеет право на религиозную свободу. Эта свобода состоит в том, что все люди должны быть свободны от принуждения со стороны как отдельных лиц, так и социальных групп, а также какой бы то ни было человеческой власти, дабы благодаря этому в религиозных вопросах никого не заставляли действовать против своей совести и не препятствовали действовать в должных пределах согласно своей совести: как в частной, так и в общественной жизни, как в одиночку, так и в сообществе с другими людьми. Кроме того, Собор заявляет, что право на религиозную свободу действительно зиждется на том достоинстве человеческой личности, которое познается и Словом Божиим, данным в Откровении, и самим разумом. Это право человеческой личности на религиозную свободу в общественном правопорядке должно признаваться таким образом, чтобы оно стало гражданским правом…

 

Следовательно, право на религиозную свободу коренится не в субъективном расположении личности, но в самой ее природе. Поэтому право на свободу от принуждения продолжает существовать и для тех, кто не исполняет обязанность искать истину и держаться eе; и препятствовать осуществлению этого права нельзя, если сохраняется справедливый общественный порядок».

 

Учение Ислама

 

Помимо двух известных международных исламских деклараций по права человека, российские мусульмане в 2001 году приняли под эгидой Совета муфтиев России документ «Основные положения социальной программы российских мусульман», в котором теме прав и свобод человека посвящено немало места. Может быть, многим людям, не знакомым с исламским учением, это покажется удивительным, но свобода совести и свобода вероисповедания также конституированы в Коране, где говорится:

 

«Скажи, Пророк: исходит истина от Бога твоего:

кто хочет, тот уверует в Него,

кто хочет, тот останется неверным»

(Коран, 18: 29).

 

Если проанализировать эти слова, то мы увидим в них и чисто религиозный путь к вечной жизни, и право на свободу мысли, и право на свободу совести, и право на свободу на вероисповедания. Таким образом, для каждого мусульманина эти права являются необходимым условием и средством исповедания ислама вообще.

 

В другом аяте Корана говорится не менее важная вещь – Творец Сам узаконил существование на земле разных общин верующих – сообразно их свободе выбора:

 

«Если бы захотел Господь твой, то Он создал бы людей общиной, одну и ту же веру исповедующей. Но они остаются различными»

(Коран, 11:118–119).

 

Наличие подобных свобод отнюдь не означает, что человек не несет ответственности перед Всевышним Аллахом в день Последнего Суда. Разумеется, земные ценности для верующего всегда соотносятся с вечностью. В Священном Коране говорится, что многобожники и те из обладателей Писания, которые отвергли веру в Бога, «гореть навечно будут в адовом огне». Однако Пророку было сказано:

 

«Тебе дано предупреждать, а не вершить над ними суд»

(Коран, 88: 21–22).

 

Более того, Аллах говорит:

 

«У каждой общины есть свой посланник. Когда посланник этот придет к ним {в день Воскресения}, разрешатся их дела по справедливости и не возникнет у них обид»

(Коран, 10:47).

 

То есть наказание людей за их убеждения (это не относится к преступным социальным деяниям) является исключительно прерогативой Всевышнего Аллаха и относится к будущей вечной жизни. И потому никто из людей не вправе присваивать себе в этой жизни полномочия судить других людей за их религиозные или нерелигиозные убеждения. Судить в этой жизни может только независимый суд за конкретные преступления единого для всех членов общества государственного закона.

Хотя в последнее время в связи с борьбой с международным терроризмом об Исламе говорят много негативного и клеветнического, именно Ислам учит человека толерантности. Вот что в Священном Коране, сура 10, аят 99 Всевышний говорит Своему Пророку:

 

«И если бы пожелал твой Господь,

тогда уверовали все до одного, кто есть на Земле.

Так, неужели ты станешь принуждать людей к тому,

чтобы они стали верующими?».

 

Тем самым принятие веры в Бога – это индивидуальное дело каждого. И даже своему благословленному Пророку Творец не дал права принуждать других людей в выборе ими их убеждений. Тем более никто другой не вправе это делать.

И положение:

 

«Нет принуждения в религии»

(Коран, 2: 256)

 

является фундаментом для практической реализации права на свободу совести и вероисповедания. Напомним, что этот аят был ниспослан Пророку (мир с ним) в качестве ответа на вопрос двух мединских мусульман, как им поступить с их двумя сыновьями, которых сирийские проповедники убедили уйти в христианство.

 

Ислам запрещает прозелитизм, т. е. миссионерство в форме давления на людей, не желающих добровольно слушать проповедь. Право на свободу совести и свободу вероисповедания – необходимое условие существования мусульман как в мусульманском государстве, так и в качестве граждан немусульманского государства. Ибо только при гарантиях этого права мусульмане могут исполнять в полном объеме установления Аллаха, подчиняясь законам немусульманского государства.

 

«Запрещается использование любых методов принуждения для обращения кого-либо в свою веру или навязывание атеистических убеждений», — говорится в Каирской декларации прав человека в Исламе 1990 года (статья 10), подписанной всеми государствами – членами Организации Исламская конференция. При практической реализации этого права мусульмане обязаны уважать религиозные убеждения других и стремиться к тому, чтобы жить в мире с ними на основе заключенного договора.

 

Заключение

 

В «Основах учения РПЦ о правах человека» нет ясного изложения позиции, а есть ряд неясных формулировок, побуждающих критиков подозревать со стороны РПЦ клерикалистские устремления. В силу того, что Всеобщая декларация прав человека оговаривает права каждого человека, независимо от национальности и религиозной принадлежности, а Декларация РПЦ представляет только один из христианских взглядов на проблему, подспудно получилась полемика РПЦ не со Всеобщей декларацией, а с учениями Римско-католической церкви о религиозной свободе и с учениями протестантов.

 

Каирская декларация прав человека в Исламе, принятая в 1990 году всеми странами ОИК и ставшая международным межправительственным документом, несомненно, стала новым шагом по консервативному осмыслению темы прав человека. «Основы учения РПЦ о правах человека» стали лишь первым, юридически еще не выверенным шагом этой поместной церкви в данном направлении. Пожелаем ей успехов на этом пути! Мусульмане всегда готовы протянуть руку помощи своим соотечественникам.

 

 

 

Али Вячеслав Полосин

 

 

Полосин Али Вячеслав Сергеевич – доктор философских наук, кандидат политических наук. С 2007 г. – вице-президент международной общественной организации Мусульманский миротворческий центр (ММЦ). Также является сотрудником международного центра «Аль-Васатыйя» (Кувейт).

 

Чтобы договориться со всеми людьми доброй воли, необходимо вычленить общее для всех в понятии человека, а разницу вынести за скобки. Всеобщая декларация потому и является всеобщей, что рассчитана на всех и каждого. Она избегает мировоззренческих споров о понятии человека, довольствуясь эмпирически очевидным фактом самосознания homo sapiens и теми границами суверенитета личности, которые не нарушают границ суверенитета других личностей.


«Основы учения о достоинстве, свободе и правах человека» РПЦ критикуют применение современного института прав человека за то, что они «зачастую принуждают» христиан отказываться от христианства. В качестве альтернативы РПЦ выдвигает православно-христианское учение о человеке как о существе «греховном». Тем самым происходит противопоставление принципа всеобщего согласия в понимании прав человека как минимального и нерушимого суверенитета личности принципу пониманию прав человека в рамках веры приверженцев одной из конфессиональных структур.


Всеобщая декларация прав человека не запрещает религиям проповедовать в обществе нравственное измерение, а наоборот – гарантирует им такое право, чего не гарантирует ни один диктаторский режим. Либо свобода есть для всех, либо ее нет совсем, и тогда должен быть некий посредник, некий «великий инквизитор». Такое «нравственное измерение» быстро превратится в свою противоположность.


РПЦ утверждает: «Признание прав индивидуума должно уравновешиваться утверждением ответственности людей друг перед другом. Крайности индивидуализма и коллективизма не способны служить гармоничному устроению жизни общества».

По данному вопросу мусульмане имеют значительно более определенную позицию: Аллах творит человека и делает его ответственным за его пребывание на земле. Права – это средство для реализации ответственности!


Свобода совести и свобода вероисповедания также конституированы в Коране, где говорится:

 «Скажи, Пророк: исходит истина от Бога твоего: кто хочет, тот уверует в Него, кто хочет, тот останется неверным»

 (Коран, 18: 29).


В священном Коране говорится, что многобожники и те из обладателей Писания, которые отвергли веру в Бога, «гореть навечно будут в адовом огне». Однако Пророку было сказано:

«Тебе дано предупреждать, а не вершить над ними суд»

(Коран, 88: 21–22).


Более того, Аллах говорит: 

 

«У каждой общины есть свой посланник. Когда посланник этот придет к ним {в день Воскресения}, разрешатся их дела по справедливости и не возникнет у них обид»

(Коран, 10:47).


Хотя в последнее время в связи с борьбой с международным терроризмом об Исламе говорят много негативного и клеветнического, именно Ислам учит человека толерантности. Вот что в Священном Коране, сура 10, аят 99 Всевышний говорит Своему пророку:

«И если бы пожелал твой Господь, тогда уверовали все до одного, кто есть на Земле.Так, неужели ты станешь принуждать людей к тому, чтобы они стали верующими?».


Ислам запрещает прозелитизм, т. е. миссионерство в форме давления на людей, не желающих добровольно слушать проповедь. Право на свободу совести и свободу вероисповедания – необходимое условие существования мусульман как в мусульманском государстве, так и в качестве граждан немусульманского государства. Ибо только при гарантиях этого права мусульмане могут исполнять в полном объеме установления Аллаха, подчиняясь законам немусульманского государства.

 

Fatal error: session_start() [<a href='function.session-start'>function.session-start</a>]: Failed to initialize storage module: user (path: /var/lib/php/session) in /var/www/html/inc/modules/social_comment/comments/hybridauth/Hybrid/Storage.php on line 16