Статьи и советы: Главная

Сегодня это Лера Берека, 15 лет

Сегодня это Лера Берека, 15 лет

ОЧЕНЬ СРОЧНО!

Лера с Украины. У девочки лейкемия. Она долго лечилась, но после повторного рецидива украинские врачи отказались помогать. Сказали, что все кончено и единственный выход – неродственная трансплантация костного мозга за границей. Семья влезла во все долги, в которые только было возможно и выехала в Германию. Власти обещали помочь, но до сих пор тянут. Тем временем Лере найден донор. И клиника в Эссене требует до 11 августа перечислить на их счёт 123.000 евро. Химиотерапия уже проводится в кредит. Вопрос стоит очень жестко: либо находятся деньги, либо девочка умирает без помощи.

Лера – пережила столько боли, они так старалась… Пожалуйста, будьте милосердны! Спасите ребенка!

На шее у Леры шрам от разреза; из-под майки выглядывают две обмотанные бинтами трубки - катетер.  Через него  в организм поступает спасительный яд – химия. И Лере очень больно: судороги, тошноту, облысение… Но пока можно терпеть боль, она терпит. Даже без обезболивающих, потому что к ним организм постепенно привыкает и требует всё больше и больше, а когда не получает, начинается ломка.

- Хорошо, что в Германии катетеры резиновые, - говорит девочка, - на Украине были пластмассовые: иногда они ломались, и приходилось доставать их из вены и вставлять новый.

Когда перед началом очередного блока ей делали пункцию не под общим наркозом, а с местным обезболиванием, и молодая врач долго не могла попасть иглой в костный мозг – процедура сильно затянулась, Лера вся покрылась потом от боли, но сдержала слёзы. Она терпит, даже когда очень-очень больно…

Она плачет только, когда звонят по телефону бабушка и папа, когда нахлынут воспоминания о жизни до болезни, когда приходит осознание, что ещё долгие-долгие месяцы предстоит провести в больницах...

Лере нельзя даже выходить в коридор отделения – у онкобольных детей нет иммунитета. А у Леры еще и гепатит, которым ее заразили в больницах во время лечений.

Она смотрит на мир из окна палаты и ждёт того дня, когда её отключат от капельницы и отпустят «домой» - в пансионат. Тогда появляется аппетит, хочется выходить на улицу, гулять по городу. Кусочки обычной жизни между блоками химии – они такие желанные!

Знакомясь, Лера всегда смущённо, как будто оправдываясь, говорит: «Я поправилась после гормонов...» Она переживает из-за внешнего вида. Приучили… Никогда она не забудет возвращения в школу после первого рецидива. «У тебя рак?» - это был один из первых вопросов, которые ей пришлось услышать. Вопрос, заданный не из сострадания, а из жестокого, злорадного любопытства. Она знала о своём диагнозе, но от этого не меньше ранила эта злая откровенность, насмешки по поводу косынки на голове и невысокого - из-за постоянного приёма лекарств – роста. «Не пойду больше в школу!» - рыдала она дома. Пришлось перейти на индивидуальное обучение. Порой, учителя забывали прийти, или не находили для неё времени. А она старалась, усердно готовилась к урокам и ждала их, как никого… Больше всего на свете она мечтала быть как все – вернуться в школу здоровой, без косынки...

«Стать, как все» ей удавалось уже два раза. Рак отступал, но, увы, только для того, чтобы снова нанести удар. В три года ей впервые поставили этот диагноз. Лечили, стало лучше… Первый рецедив был в 10 лет, второй – минувшей зимой. С фотографий смотрит другая Лера – с длинными волосами, без отёков, без трубок катетера,  в новогоднем наряде, со своими написанными маслом картинами, в парке с мамой и любимой кошкой Анфисой.  Она улыбается. Этому фото всего полгода.

Но в конце января 2008 года в костном мозге у девочки обнаружили более 90% бластов. Это был второй рецидив. От врачей мама услышала заключение: «Мы больше не можем помочь. Спасёт только неродственная трансплантация костного мозга за пределами Украины.» А от дочери – вопрос, от которого похолодело внутри: «А людей усыпляют, как животных? Вдруг мне станет совсем невыносимо больно...»

Клиника в Бонне первой ответила на просьбу принять Леру на лечение. В течение двух недель была заложена квартира в Киеве, взят огромный для украинской семьи кредит, и Лера с мамой прилетели в Бонн.

Лера долго лечилась, но после повторного рецидива украинские врачи отказались помогать.
Лера долго лечилась, но после повторного рецидива украинские врачи отказались помогать.

- Я знаю, что меня ждёт – тихо говорит девочка, сидя на больничной кровати. - Шансов выжить с моим гепатитом у меня не очень много. Но я буду бороться, собрав все силы в кулак. Слёз у меня уже нет. Всё равно они не помогут... Мне очень тяжело морально и физически. Химия очень суровая. Очень хочется домой. Поговорю с бабушкой, тётей, папой по телефону, пореву – и становится немножко легче... Всё данное в жизни – это своего рода испытание. Нельзя отчаиваться. Молиться, верить и надеяться. Надеяться, что выживу, что стану врачом-гематологом, открою приют для животных, как мечтаю, стану дизайнером… Ведь я очень люблю рисовать, занималась у профессионального художника и выигрывала конкурсы…

Сейчас подаренные Лере краски, кисти и мольберт отправлены домой, на Украину. Она пыталась, но писать не получается: от Винкристина (лекарство) дрожат руки, судороги ломают кисть.

Часто Лера лежит и часами смотрит в окно: ни на что нет сил. За оградой больничного сада течёт Рейн, проплывают корабли и баржи, по набережной гуляют влюблённые пары, проезжают велосипедисты. Там слышны громкие голоса и детский смех, лай собак. А в палате только время от времени пищит инфузомат, оповещая о том, что закончился приём того или иного препарата. А еще плачет за стенкой ребёнок и кто-то катит по коридору свою капельницу – это те «счастливчики», которым во время блоков «химии» можно выходить из палаты присоединёными к аппаратам.

- Как ты?

- Да так..

Даже голос её изменила химия - сделала слабым и тонким. Что скрывается за этим тихим «Да так...»? Маленькие дети могут заплакать, закричать, «взрослая» же Лера просто молча лежит на кровати, и только в её больших печальных глазах отражается и физическая боль, и глубокая тоска.

- Чего бы ты хотела передать читателям от себя?

- От всей души желаю всем крепкого здоровья и огромного счастья. И если в Вашей жизни наступила чёрная полоса, никогда не теряйте веры, а радуйтесь каждому часу, каждой минуте, каждой секунде, и тогда всё со временем наладится. Ведь человек не может пережить больше, чем ему дано. Как говорят, всё, что нас не убивает, делает нас сильнее.

Все, что не убивает…

Осталось совсем мало времени.

Господи, сделай так, чтобы  испытания, выпавшие на долю Леры сделали ее только сильнее!

Дополнительный вопросы можно задать волонтеру, занимающемуся семьей по электронной почте: vicky781@mail.ru


Телефоны, по которым можно связаться с семьей:

Германия

+ 4917662131986 (волонтер Вика), +491779313882 (мама Юля).

Украина 

Папа: Владислав Берека +38 067 7883229

Тётя Наталья +38 097 4025436

Счета и новости о жизни Леры можно посмотреть на ее страничке в Интернете: http://helpvaleria.zemljaki.eu


В тот вечер мы говорили и о будущем. И Лера сказала: «Я всегда мечтала стать дизайнером, а сейчас подумываю выучиться на гематолога.» Как бы ей ни было больно, страшно, как бы ясно она не осознавала, насколько опасна её болезнь – от Леры ничего не скрывают, она смотрит в будущее и верит, что оно у неё будет.

Каждый раз, когда я открываю дверь больничной палаты или навещаю Леру в пансионате, мне очень хочется принести ей хорошую весточку, рассказать что-нибудь интересное, чтобы она улыбалась, отвлечь от мыслей о гнетущей неизвестности. Иногда я застаю

Дорогие читатели!

Если у вас есть своя интернет-страничка, сайт, интернет-дневник, живой журнал, пожалуйста, возьмите этот баннер и разместите у себя.

Это тоже будет немалой помощью в добром деле, ведь чем больше людей знают о нуждающемся человеке, тем больше шансов, что ему помогут!

 

Комментарии

    Нет комментариев


Читайте также: